head

Справочник по истории Коммунистической партии и Советского Союза 1898 - 1991

menu

Главная страница

Коммунистическая партия

Высшие органы государственной власти

Исполнительные и распорядительные органы государственной власти

Военно-революционные и революционные комитеты

СССР, союзные республики и сопредельные государства

Административно-территориальное деление

Советская Армия и Военно-Морской Флот

Дипломатические представительства

Общественные организации

Награды и награждения

Биографии

Справочные материалы

Документы и статьи

Библиография

Список сокращений

 

Полезные ссылки

 

Авторская страница

Почта

Информеры тиц и пр

Locations of visitors to this page

Документы и статьи 


Письмо С. С. Зорина Н. И. Бухарину


        Т[оварищ] Бухарин! Обратиться к Вам с письмом меня заставляет дело т[оварища] Фишелева Михаила. Вы знаете т[оварища] Фишелева лет 12, но я его знаю 18 лет. Я знаю, что он, будучи ещё совсем юнцом, состоял в РСДРП, был в 1906 г[оду] арестован, просидел 2 года в одиночн[ом] заключении, получил вечную ссылку на поселение в Сибирь, бежал оттуда. Приехав с Соедин[ённые] Штаты Сев[ерной] Америки, он вместе с нашим общим покойным другом и товарищем С. Восковым, был одним из основателей газеты «Новый Мир». Когда Вы, т[оварищ] Бухарин, приехали в Нью-Йорк и вошли в редакц[ионную] коллегию «Нового Мира» - газета была уже на ногах. Она была ежедневной. Но, ведь, Вы хорошо знаете, как трудно было в американских капиталистических условиях ставить эту газету на ноги. Ведь, Вы знаете, что в начале нашей работы, той небольшой группе пролетариев, которая издавала «Новый Мир», приходилось самим отчислять от своего скудного заработка средства на издание, приходилось самим писать и редактировать, приходилось самим, после дневной работы, по ночам упаковывать её, приходилось самим продавать её и собирать подписчиков. Словом, Вы знаете, что хоть это и было в Америке, но труд был не машинно-американский, а настоящий русский - мускульный. Ну, так вот, т[оварищ] Фишелев, как Вам известно, был в первых рядах борцов за новый мир, в буквальном смысле этого слова.

        Т[оварищ] Бухарин! Кто из нас не ошибался? Пролетарий Фишелев тоже ошибался. В 1917 г[оду], вернувшись из эмиграции, он работал в Харьк[овской] типографии, примкнул к м[еньшеви]кам интернационалистам. Будучи вскоре избран секретарём Харьк[овского] Союза раб[отников] печатн[ого] дела, он был организатором общей забастовки печатников при нем[ецкой] оккупации. Был за это арестован петлюр[овскими] войсками и, вероятно, был бы расстрелян, если бы не рабочие, к[ото]рые единодушно отказались приступить к работе, пока его не освободят. С 1919 г[ода] он снова числится в нашей партии. Работает у станка, работает секретарём Московского губотдела Союза печатн[иков], работает красным директором и везде работает по пролетарски честно и хорошо. Теперь он арестован и исключён из партии. - За что?

        Т[оварищ] Бухарин, я Вас спрашиваю, как члена Политбюро: за что Вы арестовываете таких пролетариев, как Фишелев? Как редактора «Правды» я Вас спрашиваю: за что Вы клевещете и обливаете грязью таких пролетариев, как Фишелев?

        Ведь Вы - Бухарин, не постеснялись напечатать у себя в газете от 16 окт[ября] гнусный фельетон Т. Николаева, в к[ото]ром, между прочими пакостями сказано, что т[оварищ] Фишелев виноват также и в том, что в Нью-Йорке выпускал газету Троцкого «Новый Мир»; причём последние пять слов набраны жирным шрифтом. Ну, а мы с Вами, состоя в ред[акционной] коллегии «Н[ового] Мира», тоже выпускали газету т[оварища] Троцкого? - Зачем Вы лжёте? Зачем Вы лжёте даже на себя, произведя себя, как гл[авного] редактора «Нового Мира», в троцкисты? Всё это потому, что на таких же т[оварищей], как Фишелев, Вы особенно злы. Вы им мешаете. Если-бы Фишелев крал деньги, как какой-ниб[удь] Бройдо, но хорошо печатал Ваши антиленинские статьи, Вы бы дело замазали. Но Фишелев денег не крал, а хорошо напечатал платформу оппозиции, платформу, в к[ото]рой правильно и целиком отражены чаяния и нужды пролетариев и крестьянской бедноты, поэтому т[оварищ] Фишелев сидит во внутр[енней] тюрьме ГПУ, а семья его голодает.

        Тов[арищ] Бухарин, такой порядок вещей очень опасен для строит[ельства] социализма. Социализм вообще немыслим с такими аттрибутами, как тюрьма для лучших пролетариев коммунистов. Как можно совмещать обязанности председ[ателя] Коминтерна и быть в то же время тюремщиком лучших коммунистов?

        Я, конечно, понимаю, что кроме моментов полит[ической] расправы и мелкой мести, тут есть ещё и момент устрашения: чтобы другим не повадно было. Тут и борьба за политич[еское] самосохранение. Всё это так. Но нашего брата не устрашить этим. Вместо одного т[оварища] Фишелева к нам приходят сотни и тысячи. Четверть миллиона ленинградских пролетариев, демонстрировавших 17 окт[ября] 1927 года показали явно, что они с презрением отворачиваются от Вашей лжи и клеветы, выражая своё сочувствие оппозиционерам. Но Вы, конечно, постараетесь это замолчать. А политическое самосохранение при помощи таких средств... До какой степени идейного падения надо дойти, чтобы полит[ическую] борьбу в рядах нашей партии, борьбу предательскую, когда обоим спорящим сторонам необходимо наибольшее хладнокровие, когда в интересах партии спокойное деловое обсуждение спорных вопросов, - Вы эту борьбу ведёте физич[ескими] средствами насилия над оппозицией.

        «Сухая» гильотина у Вас действует во всю. Ведь, исключая сотни преданнейших членов партии, Вы стремитесь политически их умертвить. Теперь у Вас начинает работать «мокрая» гильотина. Ведь, Вам придётся с каждым днём всё больше арестовывать б[ольшеви]ков-ленинцев, ведь, Вам придётся всё больше гноить их в тюрьме. Вы их будете физически убивать. Во имя чего? Во имя того, чтобы Вам и Вашей группе по началу было легче подобрать делегатов на XV с'езд партии, а потом уже окончательно расправиться с ленинизмом. Но с'ъезд, собранный при таких условиях, разве будет в состоянии авторитетно разрешить спорные вопросы? А дальше что? Задаёте Вы себе этот вопрос?

        Вспомните, как Вы, находясь в оппозиции к Ленину приезжали перед Кронштадтским восстанием в Л[енингра]д? Мы, Ваши противники, устраивали Вам парт[ийные] собрания, мы - Ваши противники, сами печатали Вашу платформу, мы - Ваши противники - пропорционально выбирали на с'ъезд делегатов по платформам. Так было при Ленине, когда Сталин и Вы не имели всей полноты власти.

        А теперь? А теперь на кв[артиру] к т[оварищу] Фишелеву приходят вооружённые люди с обыском. Они роются в его книгах. Они откладывают в сторону книги, авторами к[ото]рых являетесь Вы и Ваши идейные друзья, трактующие об оппозиции. Они ищут пометки на полях, т[о] е[сть] их интересует то, что вызывает сомнения т[оварища] Фишелева в Ваших произведениях против оппозиции. Наконец, они находят книжицу с резолюциями XIV партс'ъезда. Там есть какие-то пометки. В качестве трофея они эту книгу уносят с собой, прихватив заодно и живого т[оварища] Фишелева. Потом арестованного доставляют в ЦКК - в его предтюремное чистилище. Карманный обыск у него произведут в ГПУ, здесь-же у него обыскивают его мозги и чувства.

         Откуда Вы взяли платформу оппозиции? Кто Вам подал мысль её напечатать?

        А Вам, т[оварищ] Бухарин, кто подавал мысль делать всё то, что Фишелев делает теперь, когда Вы были в оппозиции при Ленине? Если-бы тогда применялись такие методы внутрипартийной борьбы, разве мы из той дискуссии вышли бы более сильными, спаянными и сознательными? Задавали-ли Вы себе вопрос - какой выйдет теперь наша партия из борьбы?

        Вопрос о том, кто прав в наст[оящей] нашей внутрипарт[ийной] борьбе, должны решать вдумчиво и сознательно поголовно все члены нашей партии. Только тогда наши споры принесут пользу партии и революции.

        А Вы отдаёте разрешение спорных вопросов нашей партии на усмотрение следователя из ГПУ.

        Т[оварищ] Агранов, м[ожет] б[ыть], и хорош для борьбы с антисов[етскими] партиями, но вести и решать дело т[оварища] Фишелева и др[угих] арест[ованных] оппозиционеров, б[ольшеви]ков ленинцев, он не компетентен. Осторожнее, т[оварищ] Бухарин. Вы частенько спорили в нашей партии. Вам, вероятно, придётся ещё не раз поспорить. Как-бы Вам Ваши нынешние т[оварищи] тоже когда-нибудь не дали в качестве арбитра т[оварища] Агранова. Примеры бывают заразительны.

        Но пока что Фишелев и др[угие] т[оварищи] сидят в тюрьме. Им не разрешают передач, им не разрешают свиданий. Их семьи голодают. Для Вас это, повидимому, странно. Вы думаете, что оппозиция получит во время голосования на неск[олько] голосов меньше. От меня, как члена партии и оппозиционера, этот факт требует определённых действий. Или немедленно освободите арест[ованных] т[оварищей] по нашей общей борьбе за ленинизм. Освободите пролетария, с к[ото]рым мы вместе голодали, мучались и боролись, или я это письмо всеми доступными мне средствами буду печатать и раздавать членам нашей партии с тем, чтобы и меня арестовали. Только помните: из тюрьмы наш голос к партии будет ещё громче раздаваться.

        На этот раз без привета  С. Зорин.


Печатается с фотокопий с оригинала.

Любезно предоставлено семьёй С. С. Зорина.

copyright

knowbysight.info © 2005-2017